Форум издательства Альбион

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Мытарства пассионариев  (Прочитано 1507 раз)

Virt

Мытарства пассионариев
« : Июнь 29, 2015, 01:22:19 pm »

Аннотация


Роман «Мытарства пассионар иев» написан в новом литератур ном жанре «остросюжетная православ ная проза» или «право-славный экшн». По сути «Мытарства пассионар иев» — это катехизис на острые вопросы и проблемы жизни современн ой земной Православ ной Церкви, положенны й на динамичны й сюжет.
Главный герой сталкивае тся с заблудшим и душами, с ересями, предатель ством, таинствен ными явлениями и коварными врага-ми, но, будучи настоящим русским боевым офицером и право-славным христиани ном, ведет себя в высшей степени достойно, и среди хаоса и грязи находит настоящую веру там, где, казалось бы, ее давно не должно быть.

Отрывок из романа

Похищение

–   …гите. …могите… помогите!
Обычно время его просыпани я и вхождения в реальност ь составлял о не более двух-трех секунд, но здесь, в поезде, после более чем двухдневн ой езды в мерно покачиваю щемся-постукивающем вагоне, из сна он возвращал ся непростит ельно долго и тяжело.
Его кто-то тряс за руку и шепотом просил о помощи. Раз-лепив глаза и развернув затекшую шею, он натолкнул ся на та-кой тревожный и одновреме нно умоляющий взгляд соседки по купе, что сон лопнул, как мыльный пузырь.
–   Что случилось?
–   Умоляю, тише! – Наталья… как там ее…, кажется, Каши-на жестом попросила перейти на тихий шепот.
Ночь, мерный стук колес, дежурное освещение в вагоне сквозь щель в приоткрыт ой двери купе, спящие пассажиры и тишина – на этом фоне явно неподдель ная тревога женщины не располага ла к долгим расспроса м.
–   В чем дело, что случилось? – уже шепотом переспрос ил сонный пассажир.
–   Пропал мой сын!
–   Эдик? Как пропал? Куда? – мужчина машинальн о опу-стил голову, чтобы увидеть, как на нижней полке, завернувш ись в простыню, спит десятилет ний мальчуган . Но полка была пу-ста. Не было и простыней . На серо-полосатом фоне матраца одиноко белела подушка. – Не понял.
Случилось что-то серьезное . Стараясь не шуметь, Андрей (именно так звали пассажира) спрыгнул на пол. Потрогал полку Эдика. Подушка и матрац были холодные. За спиной начались всхлипыва ния. Только не это! Если начнется истерика, весь ва-гон в считанные минуты будет на ушах.
–   Стоп! Вот этого не нужно! Лучше соберитес ь и расска-жите по порядку, что случилось . Давайте выйдем в коридор.
После того, как попутчики вышли и прикрыли за собой дверь, Наталья все-таки не сдержалас ь и начала плакать, но сквозь слезы, хоть и сбивчиво, но сумела рассказат ь, как в два часа ночи проснулас ь от того, что кто-то закрыл дверь купе. Ну, закрыл и закрыл – с кем не бывает перепутат ь двери, но как только она снова закрыла глаза, каким-то шестым чувством вдруг поняла, что соседняя полка пуста. Там спал Эдик, ее деся-тилетний сын, а теперь его там нет, он исчез, как исчезли и обе простыни. Подавляя в себе растущую тревогу, Наталья быстро встала и выглянула в коридор – может, Эдик захотел вдруг в туалет, и это он закрыл дверь в купе? Коридор был пуст. «Пой-ду, проверю», – решила она и пошла к туалету около купе про-водницы. Дверь в туалет открылась без труда, но там никого не было, как не было и следов того, что кто-то посещал туалет последние часа два. На всякий случай она заглянула в тамбур. Никого, только слабый запах сигаретно го дыма. В противопо-ложный конец вагона она мчалась уже бегом, и когда второй туалет с тамбуром оказались такими же пустыми, Наталья гото-ва была заорать от страха, неизвестн ости и ядерной бомбой взорвавше йся в груди паники.
–   Так, ясно, что вы делали после? К проводниц е стучались?
–   Конечно. Только ни в служебном, ни в первом купе ни-кого нет. Они закрыты и никаких звуков оттуда не слышно. Господи, что же делать!
–   Подождите паниковат ь, проводниц а, скорее всего, ночует в другом вагоне, это бывает. Вы в соседние вагоны заглядыва ли?
–   Что значит «заглядывала», я все вагоны в обоих направле-ниях обежала! Ничего! Понимаете вы, ни-че-го!!
–   Давайте будить Миколу Ивановича…
–   Нэ трэба мэнэ будыть, я нэ сплю. – Из купе вышел эда-кий дородный дядька, их четвертый попутчик. Настоящий «щирый украинэць», он ехал из Москвы в Иркутск к дочке, ко-торая вышла замуж за сибиряка и укатила из «вильной нэньки-Украины». Себя же он просил называть не Николаем Иванови-чем, а именно Миколой Ивановиче м Чумаком, и никак иначе. Ну да за два дня езды в одном купе все уже привыкли.
–   Микола Иванович, вы знаете, что Эдик пропал?
–   Знаю. Я як раз проснувся вид того, що якый-то мужик за-крывае дверь нашого купе.
–   Мужик? Какой мужик, как он выглядел?
–   Дебелый такый, кудлатый. Вин щось нис такэ важкэ.
–   Так, в какую сторону он пошел, как давно это было?
–   Пишов ось у ту сторону, с годыну тому.
–   Час назад. Все сходится. Поезд с тех пор не останавли вал-ся и скорость не снижал. Все говорит о том, что мальчик, как и его похитител ь или похитител и, все еще в поезде. А значит, есть не только надежда, но и самый реальный шанс вернуть Эдика.
–   Давайте сообщим бригадиру поезда и поездному наряду милиции!
–   Да, пусть этим займется Микола Иванович, а мы не будем терять время. Микола Иванович, сообщите?
–   Я вжэ пишов. Дэ воны сыдять?
–   Кажется, в седьмом вагоне. Все, Наташа, пошли, прове-рим поезд в том направлен ии, с хвостовых вагонов.
Пассажиры купе номер пять разошлись в стороны. Решили сначала пробежать три вагона до хвоста быстро, лишь мельком заглядыва я в тамбуры, кочегарки, туалеты и открытые купе, а на обратном пути проверять уже все доскональ но.
Андрей едва поспевал за взволнова нной матерью пропавше-го мальчика, сдерживал, объясняя на ходу, что чрезмерно й суе-той и шумом можно переполош ить поезд и спугнуть похити-телей, но увещевани я слабо действова ли.
В предпосле днем купейном вагоне они уже почти пролетели все купе, как в дверные щели над полом купе номер три увиде-ли слабый свет. Увидели случайно, потому что дежурное осве-щение коридора именно в этом месте не работало. Видимо, кто-то внутри включил надкроват ную лампочку, и сейчас, но-чью, этот свет был заметен. Осторожно прижатое к двери ухо подтверди ло: так и есть! Внутри купе слышались три мужских голоса. Версия, что свет включил любитель ночных чтений, отпала.
–   Тс-с, тихо! – только грубый жест смог вовремя остано-вить Наталью, до крайности взвинченн ую и готовую немед-ленно забарабан ить в закрытую дверь. – Идите, будите про-водницу.
Через минуту слегка растрепан ная, заспанная и недовольн ая, но все же послушная от совершенн о тревожног о и настойчив о-го вида Натальи проводниц а подошла к двери. Но когда она увидела цифру «3», ее как будто подменили: остатки сна слетели с нее в один миг, она начала пятиться назад, молча тыкать пальцем в цифру и отрицател ьно мотать головой. И все это с побледнев шей перепуган ной физиономи ей. Пришлось крепко взять ее за плечи и встряхнут ь.
–   Ч-чего вам надо? Вы кто такие?
–   Пожалуйст а, говорите только шепотом! У этой женщины пропал сын, мальчик десяти лет. Предполаг аем, что он здесь. Мы хотим, чтобы вы постучали и что-нибудь сказали – что-то, что заставит их открыть дверь.
–   Не-не-не, я не могу, я не буду, уберите от меня руки, я милицию вызову!
–   Правильно, обязатель но вызовите милицию, но потом. А сейчас помогите нам.
–   Помочь? Вы меня что, за идиотку принимает е?... Нате вам ключ, делайте, что хотите, а я не буду!.. Пожалуйст а, не за-ставляйте меня!
Мужчина с Натальей перегляну лись. Проводниц а вела себя очень странно: приосанив шаяся и готовая к бою три минуты назад и совершенн о испуганна я и бледная сейчас. Что бы это значило? По-видимому, только одно: они, судя по всему, нашли тех, кого искали.
–   А если опущен дверной стопор? Как мы сможем тогда войти? Замок мы откроем, но дверь отъедет только на не-сколько сантиметр ов, и тогда может случиться беда.
–   Беда уже случилась, когда я сдуру взяла этих пассажиро в. Позарилас ь на деньги. Честное слово, лучше бы я этого не де-лала.
–   Кто эти люди?
Проводниц а испуганно зыркала на дверь и молчала.
–   Так кто они, сколько их?
–   Лихие люди.
–   Что?
–   Лихие люди. Они иногда появляютс я на сибирских по-ездах… после чего… исчезают пассажиры . – Последнюю фра-зу проводниц а сказала зловещим шепотом и с круглыми глаза-ми.
–   А кто они такие? – Андрей заметил, как резко побледне-ла Наталья.
–   Как это пропадают? А милиция? – спросила она. Видно было, что Наталья до сих пор восприним ает происходя щее, как кошмарный сон, почему-то вдруг воплотивш ийся в реаль-ность.
Проводниц а вытаращил ась на них, как на ненормаль ных.
–   Вы что, думаете, мы не пытались? Пытались, только по-сле таких расследов аний пропадали не только пассажиры . За десять лет – пять проводник ов, два дорожных милиционе ра и, говорят, один следовате ль – по-моему, достаточн о, чтобы не задавать лишних вопросов, тем более, что никаких доказа-тельств, что это именно они, так и не нашли, а случаев пропа-жи пассажиро в не было уже два года.
–   И все-таки вы почему-то боитесь.
–   Потому что я однажды таких возила. Тогда все обо-шлось, но какая-то жуть от них исходит, что-то недоброе. Да и слухи эти… говорят, они похищают только мальчиков и юношей. Но кто они – я не знаю.
–   Мальчиков и юношей? Похоже на секту скопцов – они как раз в центральн ой Сибири обитают, куда идет наш поезд.
–   Скоп… ой, мамочки! А я чуть им не отказала! Это ведь не алкаши какие-нибудь и не хулиганы – таких я повидала мно-го за свою работу, и обращатьс я с ними, поверьте, умею. Но эти… их взгляд… нет, не могу. Вот вам ключ и делайте, что хотите. Если что, скажу, потеряла.
–   Хорошо, давайте. Идите к себе в купе. Наш попутчик уже пошел за милицией. Наташа, а вы должны исполнить роль за-блудившейся подвыпивш ей дамочки, ищущей свое купе. Смо-жете?
–   Если там мой Эдик, я их всех… вот этими руками… зу-бами…! Смогу!
–   Эй-эй, так не пойдет. В купе как минимум трое мужиков. Соберитес ь, возьмите себя в руки и сыграйте просто пьяную бабу, без всяких горящих глаз и нервов.
–   Их четверо. Один из них старший, он никуда не выхо-дит. – Эти сведения проводниц а «крикнула» шепотом, уже скрываясь за дверью своего служебног о купе.
Андрей прилепилс я спиной к стене около двери и немного присел. Наталья должна была закрыть его собой, если в откры-тую щель кто-то выглянет. «Давай!» – после решительн ой от-машки в дверь купе номер три бесцеремо нно-игриво заскребла уже пьяная икающая особа женского пола.
–   Котик, открыва-ай! Э-гей, ко-о-отик, это я, гык, твоя киса. Соскучилс я, мой маленький, ну, ты что, гык, дрыхнешь, котяра? Быстро открывай, гык!
Скребки перешли в нетерпели вую барабанну ю дробь ко-стяшками пальцев. За дверью затихли.
–   Эй, ты чего, котик?! Ты чё заперся, а? Гык, или ты не один? А ну открывай! Так, считаю до трех и снимаю туфлю. Я ща весь вагон подниму. Раз… два…
–   Три, – дверь открылась, и вплотную к Натальино му лицу из темноты наплыла жуткая кудлатая рожа с черной бородой до самых глаз. – Чё орешь, чё надо?
–   Ой, а где котик? – совсем уже не пьяным голосом только и смогла машинальн о выдавить из себя враз побелевша я Ната-лья перед тем, как сползти в обмороке на пол.
Всё, маскировк е, как и всему плану, капут. Как говорят в ки-но, «переходим к плану «Б». Рожа, как и предполаг алось, выгля-нула наружу. Продолжая инерцию, Андрей левой рукой со всей силы резко дернул мужика за бороду вперед и вниз. Он, конеч-но же, выпал из купе и послушно врезался теменем в основание коридорно го окна. Все заняло секунду и выглядело, будто му-жик споткнулс я о порог двери после того, как его выдернула из купе та самая дамочка, которая тоже завалилас ь рядом. Чего не бывает с пьяными? В купе стояла выжидател ьная тишина. Ната-льин попутчик снова распласта лся по стенке – нужно нейтра-лизовать хотя бы еще одного.
Прошла, наверное, целая минута, пока чей-то голос внутри тихо и властно приказал кому-то:
–   Проверь!
Однако вместо еще одной рожи из купе начал медленно вы-двигаться ствол пистолета системы «Глок»! С глушителе м!! Ни-чего себе сходили за хлебушком! Ну да ладно, вместо бороды можно и за пистолет дернуть. Андрей, левой рукой обхватив снизу ствол, правую одновреме нно наложил на заднюю часть затворной рамы, большим пальцем поднимая вверх предохра-нитель. При этом выворачив ал высунувшу юся руку вперед и вверх. У бандита не было ни времени, ни равновеси я оказать сопротивл ение. Он еще не выпустил оружия, как по дуге сверху глушитель жестоко ткнулся в переносиц у. Удар был неожидан-ным и болезненн ым настолько, что мужик выпустил пистолет и мешком ввалился обратно в купе. Передерну ть затворную раму, снять пистолет с предохран ителя и впрыгнуть следом за банди-том в купе не составило теперь никакого труда.
Второй пострадав ший еще не коснулся затылком пола, а Андрей уже сделал общую «фотографию» обстановк и. Это была именно та ситуация, про которую ему на флоте рассказы-вал инструкто р: внезапно и эффектно появиться, мгновенно оценить обстановк у и молниенос но показать, «кто в доме хо-зяин». Что там говорила про этих пассажиро в проводниц а? Не алкаши какие-нибудь и не хулиганы? Она права, это были ка-кие-то монстры: кремезные, шкафоподо бные, бородатые, с угрюмыми лицами и горящими угольями-глазами. Хотя нет, двое были без бороды. Один, с выбритым спереди лбом, сидел слева, а другой, справа, коротко подстриже нный и в костюме, начал раздувать ноздри. Три секунды прошло спокойно, но пройдет еще три – и они что-нибудь отчебучат . Так не пойдет. Андрей перевел пистолет на бритого и, что есть силы, саданул носком туфли в коленный изгиб тому, с ноздрями. Рука, уже двинувшая ся было под матрац, занялась более насущным делом – судорожно обхватила хрустнувш ее колено. Левый сидел тихо, не дергаясь, но то, с каким спокойно-холодным выражение м он смотрел, не предвещал о ничего хорошего. Видно было, что это и есть их главарь. Да, матерый волчара, и если от кого и грозили неприятно сти, то только от него, а не от этих троих. Ого, как смотрит – не смотрит, а сверлит! Перфорато р «Бош», а не глаза! Это был действите льно профессио нал. Если бы у Андрея не было соответст вующей подготовк и, можно и испу-гаться! Такому взгляду учили в спецназе и ходили байки, что от него «делал в штаны» не один солдат-салага.
–   Ты кто?
–   Где мальчик? – лучше сразу жестко направить диалог в нужное русло.
–   Я повторяю свой вопрос: ты кто?
–   Тебе ответить устно или письменно, в трех экземпляр ах? Чего ради я должен перед тобой отчитыват ься? Я спросил, где мальчик, дядя?
Нахрапом взять на испуг у него явно не получилос ь. Чтобы закрепить серьезнос ть своих намерений, пришлось наотмашь долбануть по лбу стонущего раздувате ля ноздрей. Тот обмяк, но бритый «пахан» даже не повел бровью. Намечался критиче-ский момент: с одной стороны нужно срочно переломит ь си-туацию в свою пользу, а с другой – быстрее найти мальчика.
 Как узнать, здесь ли похищенны й Эдик? То, что он здесь, было очевидно. Но где? На полках его нет. Остается одно из двух: либо его засунули в один из багажных ящиков под ниж-ними полками, либо закинули на антресоль над дверью. Но стоит на долю секунды отвлечься на осмотр, как сразу будет хана, это точно.
О, как смотрит! «Не, дядя, я тоже кое-что умею и кое о чем догадался», – подумал Андрей. Он решил задать в лоб такой вопрос, который тот менее всего ждал.
–   Ты что, из скопцов?
При этом вопросе взгляд лысого «сломался». От неожидан-ности он машинальн о начал искать ответ! Секунды две-три вы-играно, нужно продолжат ь давление:
–   Ты не производи шь впечатлен ия идиота. Как же ты вля-пался? Неужели ты взаправду думаешь, что если отрезать себе кое-что пониже пояса, то все проблемы будут решены?
–   Молчи, щенок, ты не понимаешь, о чем говоришь! – за-шипел главарь бандитов, теряя самооблад ание, но непроиз-вольно отвечая на вопросы Андрея.
–   Действите льно, куда нам. А скажи, каким способом ты, так сказать, «очистился» – «малой печатью» или «огненным крещением»? Каким способом удалил свой «ключ бездны» и избавился от «удесных близнят», если, конечно, избавился?
–   Заткнись, нехристь!
–   Это кто нехристь? Это я-то нехристь? Разве это я вос-принимаю слова Христа в Евангелие от Матфея, глава 18, стих 8-9 , буквально, в смысле членовред ительства ? Или ты Фрейдом в юношестве обчитался, и для тебя с тех пор судьбой управляет то, что ниже пояса? Кстати, а как ты больше всего любишь «радеть»: «корабликом», «стеночкой», «крестиком» или «в оди-ночку»? Вслушайся только в эту галиматью! И это вы, скопцы, называете богослуже ниями?
–   Ах, ты ж…
–   Сидеть!! По твоему бритолобо му виду и крысино-змеиному тенорку, я так думаю, что ты один из так называемы х «кормчих»  и едешь с какого-нибудь вашего поганого шабаша. А тут увидел в поезде симпатичн ого мальчонку и не удержался: приказал своим кудлатым псам прихватит ь его для своего «ко-раблика». Да ты, господин «кормчий», просто урка-беспредельщик! Камлал бы себе где-нибудь в тайге втихаря с такими же повернуты ми на сексе бывшими дядьками и тетками, но зачем красть ребенка у живой матери? Так кто тут нехристь, а? Последний раз спрашиваю, где мальчик?
–   Мы спасаем его от этого грешного мира! А ты, дурак, стоишь на нашем пути. Ты служишь этому миру, а значит са-тане. Тебе не жить! – с этими словами сектант дернул рукой в сторону нижней поверхнос ти столика, к которому, надо пола-гать, снизу было прикрепле но какое-то оружие. Андрей не стал выяснять, какое именно, и футбольны м приемом ударил ногой под локоть его вытянутой руки. Локоть хрустнул и выгнулся в обратную сторону. Чтобы не вводить мужика в длительны й болевой шок, пришлось сразу вправить руку, рубанув ребром ладони в выгнутый изгиб. Подейство вало. Бандюган побледнел и схватился за клешню.
–   Не тебе судить, дядя. Все твои слова – сплошной пшик. Власть над слабыми душой и телом – вот все твои слова, все твои дела и вся твоя религия. Ладно, я так понимаю, что где мальчик, ты не скажешь, и тебя все-таки нужно треснуть по башке, тем более что в ней кроме тараканов и черной злобы ничего, как я вижу, не осталось. Так неудобно ж как-то, возраст ведь, да и целый «кормчий»!
Он молчал. Тихо покачивал ся от боли, но был в сознании и молчал. И по-прежнему прожигал взглядом. А значит, по-прежнему был опасен.
Через секунду Андрей вдруг ощутил движение воздуха сзади и автоматич ески резко присел. Какая-то железяка тут же звякну-ла об алюминиев ый косяк двери купе. В ответ он сразу же ляг-нул дверной проем. Попал, судя по хрусту и басистому «кряку», кому-то в голень. И этот кто-то тут же заскулил от боли. Всё, появилось пять-шесть секунд в запасе, чтобы не ожидать с тыла опасности и все-таки вырубить снова дернувшег ося к столику «пахана»: Андрей слегка подпрыгну л в проеме между полками и пыром заехал в вывихнуты й локтевой сустав неугомонн ого главного сектанта. В этот раз тот уже не сдержался и закричал. После второго мини-прыжка и удара в подбородо к звонко клацнули челюсти, голова вместе с туловищем дернулась назад и бандюган обмяк.
Наконец-то можно осмотреть купе. Под нижними полками в багажных ящиках было пусто, а вот в нише над дверью лежал тот, кого искали – завернуты й с головой в две простыни, еле живой от нехватки воздуха (но живой!) десятилет ний Эдик.
Вскоре выведенна я из обморока бригадиро м поезда Наталья тискала своего сына, а Андрей с проводниц ей и поездным ми-лиционером вязали мохнатых и бритых монстров-похитителей.
С чего все началось
В Омске поезд стоял не положенны й час, а все шесть часов, пока опрашивал и и протоколи ровали Эдика, Наталью, Андрея и еще нескольки х свидетеле й. Могло быть и дольше, но банди-тов увезли в травматол огию, и их допрос, равно как и очная ставка, откладыва лись на неопредел енное время, а, как говорили при Брежневе евреи, «надо ехать!».
Наталья с сыном и Микола Иванович ехали до конца, в Ир-кутск, и им предстоял о еще два с половиной дня наслаждат ься прелестям и железной дороги. А Андрей должен выйти в Крас-ноярске, пересесть на местный поезд и ехать через Уяр и Канск до поселка Чунский, что на реке Чуна, впадающей в Ангару. От Чунского часов пять на перекладн ых в сторону Богучан, что на самой Ангаре – и там, между этими поселками, в тайге, он у це-ли.
Что заставляе т людей совершать такие путешеств ия?
Причину Миколы Ивановича Чумака пассажиры купе знали уже через час после посадки. Его единствен ная дочка Оксана вслед за мужем-россиянином уехала сначала из Украины, а по-том и вовсе в Сибирь. Микола Иванович никак не мог с этим смириться: ну ехала бы, как все нормальны е люди, в Москву, Питер или, на худой конец, в Ростов – так нет же, попёрлась аж к самому Байкалу! А теперь еще в гости позвала! Причем, слышь, в телефонну ю трубку жалостлив ым таким голоском го-ворит: «Па, ты приезжай обязатель но. На самолет денег, извини, нет, но на билет на поезд я тебе вышлю». Нет денег, так зачем зовешь? И вообще, зачем нужно было ехать в такую даль? По-нятно, если бы муж был военным, но ведь этот ее Михаил – то ли биолог, то ли ботаник, которого командиро вали из Курска на Байкал следить за «влиянием строитель ства газопрово да «Восток» на экологию уникально й экосистем ы озера Байкал». Что он там выследит в своих «биноклях» минус семь? Говорят, красота необыкнов енная, приезжай. А Микола Иванович им: «Гаразд, прыиду потягом, тильки квыток хочу у купэйный ва-гон!» Выслали на купейный. Странно, потому что он не намно-го дешевле билета на самолет. С чего бы это им так придавило вызывать старого Чумака из Полтавы именно сейчас, когда они и года еще не прожили на новом месте? Все разъяснил второй звонок дочери. Она, позвонив отцу поздно вечером, ровно за неделю до поезда, сказала только одну фразу: «Пап, приезжай, я на восьмом месяце». В ответ он лишь смог выдавить: «Прыиду», – и следующая неделя стала для него самой долгой в жизни.
А Наталья и Эдик Кашины, москвичи, ехали на целый месяц на тот же Байкал по путевке. Наталья развелась с мужем еще пять лет назад, и теперь, насмотрев шись по телевизор у на кри-минально-террористические ужасы курортов Турции и Египта, поразивши сь уровнем цен Кипра и политичес кими неурядица-ми украинско го Крыма и насторожи вшись близостью курор-тов Краснодар ского края к Чечне, они с сыном решили, что в этом году они поедут только на Байкал, пока там все не загади-ли нефтегазо вые компании. Говорить о том, почему они вы-брали не самолет, а поезд? То-то и оно: поезда тоже крушатся, но не так часто, как падают самолеты.
Что же касается Андрея Марченков а, он лежал на верхней полке и в который раз обдумывал свою причину поездки…

…– Капитан-лейтенант Марченков!
Команды «отставить!» не было, и диверсион ная группа из пяти боевых подводных пловцов спецназа ГРУ ВМФ России, командиро м которой был Андрей Марченков, затаилась под водой около бортика учебного бассейна. Задача, поставлен ная кап-два Иваном Дорошенко, в прошлом легендарн ым совет-ским «морским дьяволом» по кличке Посейдон, а ныне стар-шим инструкто ром учебного центра, была проста, как кора-бельный кнехт: из воды нейтрализ овать «часового» на «пирсе». Обреченны м «часовым» в этот раз был Серега Соколов из па-раллельной диверсион ной группы. Обученный всему, чему можно и нельзя, он изображал осторожно го опытного часово-го, а посему не подходил близко к краю бассейна, то бишь «пирса». Диверсант ы продолжал и выжидать, но воздух в миниа-тюрных «дыхалках» уже заканчива лся. Давление падало, и через минуту-две нужно делать рывок вверх. Андрей сделал знак, по которому к нему подплыли, скользя вдоль стены, двое бойцов и скрестили руки в замке. Он ступил на это ручное подкидное устройств о, все трое напряглис ь перед броском вверх, и тут из специальн ых динамиков бассейна раздалось: «Капитан-лейтенант Марченков!»
Андрей посмотрел вверх и увидел, как рядом с Серегой-«часовым» стал еще какой-то человек в штатском. А команды «отставить!» нет. Что делать? «Берем обоих», – показал на пальцах Андрей. Третий пловец приложил свои руки снизу к замку для большей силы выброса, и по отсчету «3,2,1, давай!» Андрей стремител ьно пошел вверх, помогая усилиям товари-щей дельфиноо бразными толчками туловища, обтянутог о но-вым облегченн ым гидрокост юмом с пониженны м коэффици-ентом трения, и мощной работой ласт, сконструи рованных в 1999 году российски ми военными учеными, а посему не имею-щих в мире аналогов.
Оба «часовых», оглушенны е молниенос но выскочивш им в полный рост из воды боевым пловцом и влекомые силой инер-ции, помноженн ой на мастерств о подводног о диверсант а, через секунду скрылись под водой.
Серега был готов к этому, но вот штатский чуть не дал дуба. Заметив в первые же секунды под водой, что что-то не то, об-щими усилиями вытолкнул и наверх Андрея с неизвестн ым на руках и Серегу-«часового». Остальные просто по-пингвиньи выскочили из воды. После того, как штатский открыл глаза, он вдруг рывком, как будто ничего не случилось, сел на пол и, гля-дя на Андрея, сказал: «Вы должны пойти со мной».
Ребята машинальн о перегляну лись и, сделав вывод, что это какой-то штабист-особист, да еще обидевший ся, с нескрывае-мой неприязнь ю посмотрел и на мужчину.   
 – Нет, я не из штаба, – словно прочитав их мысли, сказал незнакоме ц. Он вообще был какой-то странный: весь мокрый, как курица, со слипшимис я короткими (но не столь коротки-ми, как у боевых офицеров) волосами, да еще с маленькой бо-родкой, сперва он произвел жалкое впечатлен ие, но взгляд и голос говорили совсем о другом.
–   Чего это ради он должен с тобой идти, ты кто такой, парниша? – сильно сжал руку на плече незнакомц а старлей Скоробога тов, замкомвзв ода. Странный мокрый мужик даже не поморщилс я, хотя другой на его месте уже бы ерзал по полу и скулил от боли.
–   Я приказал! – все дернулись на голос: позади группы сто-ял Посейдон. – Андрей, на сегодня амба, всем вольно-разойдись, а ты сходи с этим человеком туда, куда он скажет. Командова ние в курсе, адмирал только что звонил.
Андрей встревожи лся.
–   Товарищ кавторанг, хоть намекните, куда я влип?
–   Да вроде ничего такого, а там кто его знает.
–   Спасибо за точный и исчерпыва ющий ответ. Я сейчас переодену сь и…
–   У нас мало времени. Потом переодене тесь.
–   Как, в гидрокост юме??
–   Ничего страшного, пойдемте.
И мужчина в мокром костюме-двойке с морским спец-назовцем в гидрокост юме вышли из учебного центра. Андрей спиной чувствова л напряжени е ребят своей группы. Да и кап-два, несмотря на свое грозное прозвище, тоже, видно, был не в своей тарелке.
 Около входа в учебный центр стояли две черные «Ауди-кваттро» с затемненн ыми стеклами. Странный незнакоме ц от-крыл заднюю дверцу второй машины и предложил Андрею садиться.
–   Я что, арестован? За что?
–   Не говорите ерунды, – улыбнулся незнакоме ц и повторил приглашаю щий в машину жест. – Садитесь сюда и переодева й-тесь, а я сяду спереди. Мы знали, что у вас тренирово чный день и предполаг али подобную ситуацию, так что для вас одежда есть, а вот для меня купание запланиро вано не было. Придется включить обогрев сидений и попытатьс я хоть чуть-чуть под-сушиться.
Не дожидаясь, пока Андрей сядет, он ловко, одним движе-нием сел на переднее сиденье машины. Видно было, что этот человек хорошо тренирова н, по крайней мере, в прошлом, и тот полуобмор ок в бассейне, бородка и небольшое брюшко, слегка выпирающе е под рубашкой – не в счет.
–   Вы кто? – вопрос переодева ющегося Андрея был более чем актуален.
–   Скоро узнаете.
–   Особист из штаба флота?
–   Нет.
–   Чекист из областног о управлени я?
–   Нет.
–   Так вы что, гражданск ий, что ли?
–   Почти.
–   Как это? – Андрей уже переоделс я, и такой же, как на не-знакомце, темно-серый костюм-двойка сидел на нем идеально. Отвернув правую полу пиджака, он увидел лэйбл «Черрутти». – Ого! А я, кажется, начинаю понимать. Вы – из какой-нибудь коммерчес кой структуры, наверное, из банка, и меня отцы-командиры подрядили к вам для какого-то дельца. Ну, я им… Они что, совсем того? Хоть бы спросили для приличия … так, остановит е, я приехал!
–   Андрей Алексееви ч, пожалуйст а, успокойте сь, мы не из банка и вообще не из коммерчес кой структуры . И никто вас втемную не «подряжал». Да, вас нам порекомен довали, но толь-ко после того, как мы сами вас запросили . Видите ли, мы давно за вами присматри ваем.
–   Блин, еще хлеще! Может, хватит загадок? Или я сейчас рассержус ь, и вы…
–   Да-да, я знаю, на что вы способны, но, поверьте, расска-зать вам, кто я, я пока не могу, но и переживат ь вам не нужно. Скоро вы сами все узнаете.
–   Да не переживаю я, – буркнул Андрей и, уставивши сь в окно, с удивление м подумал, что действите льно почему-то не переживае т. Почему? Во-первых, командова ние не может так пошло и подло ни с того ни с сего его подставит ь, во-вторых, причинить ему какое-либо зло будет затруднит ельно кому бы то ни было, тем более что никаких попыток типа хлороформ а или укола транквили затора пока не было, и в-третьих, нужно признать, что как ни трудился Андрей над своим шестым чув-ством, этот мокрый мужик не вызывал ни тревоги, ни даже не-приязни. Раздражал а неизвестн ость и какая-то таинствен ность, но, судя по всему, скоро все разъяснит ся…
Через пять часов стремител ьной езды машины, наконец, остановил ись.
–   Всё, приехали. Здесь вам ответят на все вопросы.
Из машин вышел обсохший незнакоме ц и удивленны й Ан-дрей. Причиной его удивления стало место, куда они приехали: белокамен ный храмовый комплекс. Судя по размерам и архи-тектурному ансамблю, это монастырь, а судя по массивной кладке и сплюснуто й «луковичной» форме многочисл енных куполов, этот монастырь был довольно старый, примерно шестнадца тый век.
Из ворот высокой каменной ограды вышел, как и ожида-лось, монах в рясе и клобуке с ниспадавш ими по плечам кон-цами черной наметки и, сделав приглашаю щий жест, снова скрылся внутри монастыря .
–   Андрей Алексееви ч, прошу проходить . Нас ждут.
Ничего не ответив, Андрей вошел в ворота. Странный му-жик с бородкой последова л за ним.
Сначала монах повел их монастырс ким двором. Странным двором, надо сказать, потому что по многочисл енным ухожен-ным дорожкам не только не ходили паломники и посетител и – здесь не видно было даже самих монахов. Монастырь хоть и не был большим, но изнутри оказался довольно внушитель ным. Поражало количеств о всевозмож ных построек и строений. Два храма – один явно богослуже бный, с высокой колокольн ей, второй, судя по всему, трапезный . Двухэтажн ая то ли гостиница, то ли братская келейная. Как раз эти строения понятны, а зачем остальные? Казалось, что неведомом у монастырс кому архитек-тору выделили строго лимитиров анную площадь, но потребо-вали застроить ее максималь но плотно. И это в местности, где море свободной земли и нет никаких признаков цивилизац ии!
Здесь, внутри ограды, не было даже привычног о для каждого монастыря садика или огорода. Редкие островки зелени, немно-гочисленные жиденькие деревца со скамеечка ми лишь подчер-кивали каменные нагроможд ения зданий и лабиринты крытых переходов . Тишина стояла неимоверн ая, но она не смогла вве-сти в заблужден ие ни штатского гостя Андрея, который, судя по всему, был здесь далеко не первый раз, ни самого Андрея – натрениро ванный глаз диверсант а по едва уловимым, но поче-му-то тщательно скрываемы м признакам, определил, что внут-ри этих зданий кипит жизнь. Ну, а когда они проходили около трапезной, тут сомнения вообще отпали – на них вдруг накати-ла волна такого обалденно го запаха монастырс кого борща, что желудок свело сладкой судорогой . Это был запах уюта и обу-строенного уклада жизни, а, следовате льно, внутри были люди, много людей. Такой запах Андрей впервые ощутил в Киево-Печерской Лавре, когда однажды с отцом и матерью они про-ходили мимо открытых окон кухни лаврской духовной семи-нарии. Так может пахнуть только монастырс кий борщ, куда там самым роскошным ресторана м!…
Приятные воспомина ния и запахи обрезала массивная дубо-вая дверь соседнего с трапезной домика, закрывшая ся за посе-тителями с совсем не дубовым шипением. Андрей оглянулся на звук и увидел сверхмощн ые автодовод чики, притягива ющие двойные двери с резиновым и уплотните лями. «Ничего себе!» – подумал Андрей и чуть не налетел на молодого очкастого по-слушника, который еле тащил, прижимая к рясе, системный блок компьютер а.
Здесь, внутри, был другой мир. Туда-сюда сновали монахи, послушник и и священник и, и если бы не рясы и надетые на не-которых поверх ряс кресты, Андрей решил бы, что попал в офис какой-нибудь столичной компании – количеств о мо-бильников, компьютер ов, всякой оргтехник и и документа ции было как раз подходящи м для такого сравнения . Какой-то «хай-тех монастырь», в котором они, люди в штатском, каза-лись инородным телом.
Пройдя через длинный коридор и еще одни двери, они по-пали в большую комнату, устроенну ю по подобию приемной. Как позже выяснилос ь, это и была приемная. Около резной двери, украшенно й изображен иями херувимов, стоял огромный стол, из-за которого при появлении посетител ей поднялся двухметро вый монах. Его борода, росшая густой, но аккурат-ной черной мочалкой с легкой проседью, цепкие умные глаза, могучая фигура, рельефы которой не могла скрыть даже про-сторная ряса, говорили о том, что это секретарь-референт и одновреме нно секьюрити того, кто обитает за резной дверью.
–   Его Высокопре подобие ждет вас, но сейчас говорит по телефону. Подождите минуту, пожалуйст а, – секретарь старался говорить тихо, но его густой плотный бас все равно заставил жалобно звякнуть хрустальн ую вазу с цветами на журнально м столике. Андрей с уважением посмотрел на чудо-монаха, пред-ставив, как тот поет Ектении на Литургии. Секретарь коротко, на долю секунды взглянул на Андрея, но этого было достаточ-но, чтобы понять: монах надел рясу далеко не сразу после школьной скамьи. Африка? Латинская Америка? Ирак? Чечня? Или все вместе взятое? О чем говорил этот взгляд? Какие тайны скрывали эти рубцы, эта борода и эта ряса? Лучше об этом и не пытаться узнать.
Прошла ровно минута, и монах-секретарь молча открыл дверь кабинета. Незнакоме ц пропустил вперед Андрея. «Ага, хотят проверить, знаю ли я церковный этикет», – подумал Ан-дрей, но и без всякой проверки он вел бы себя так, как учил его отец и как предписыв ал Устав Православ ной Церкви.
Переступи в порог, Андрей нашел взглядом Красный угол с иконами и четко перекрест ился. Затем подошел к стоящему около стола иерею (судя по сказанном у секретаре м слову «Вы-сокопреподобие» и по золотому наградном у кресту на груди, хозяином кабинета был священник в сане никак не ниже архи-мандрита), сложил крестообр азно ладони, склонил голову и со словами «благословите, Ваше Высокопре подобие!» подошел под благослов ение. Архимандр ит сменил заинтерес ованный взгляд на явно благоскло нный и удовлетво ренный, перекрест ил склоненну ю коротко стриженну ю голову капитан-лейтенанта боевых пловцов и вложил свою руку в сложенные ладони Ан-дрея для почтитель ного поцелуя. «Запомни, – говорил Андрею отец. – Поцеловат ь священник у руку, благослов ившую тебя, не только не зазорно, но почетно и благодатн о, ведь через свя-щенника этой рукой тебя благослов ляет сам Господь!»
Архимандр ит указал Андрею на стул напротив себя.
–   Ничего, если я на-«ты», по-отечески?
–   Разумеетс я, Ваше Высокопре подобие, почту за честь.
–   Вот и - слава Богу. Знаешь, зачем тебя сюда пригласил и?
–   Извините, Ваше Высокопре подобие, ни малейшего поня-тия.
–   Я – архимандр ит Илия, настоятел ь этого монастыря . Это – ставропиг иальный монастырь во имя Архистрат ига Михаила. Ты – боевой подводный пловец спецназа ГРУ ВМФ России, недавно получивши й звание капитан-лейтенанта. Твое началь-ство, правда, не без давления сверху, согласило сь как на этот визит, так и на его последств ия. А теперь включи оперативн ое мышление, проанализ ируй ситуацию и все-таки постарайс я от-ветить на мой вопрос.
–   Проанализ ировать ситуацию, не имея никаких исходных данных?
 Отец настоятел ь развел руками.
–   Хорошо, попробую. Значит так. Вы – архимандр ит Илия, это – монастырь Архистрат ига Михаила… Стоп! Пророк Илия, побеждающ ий жрецов Ваала и возносящи йся на небо в огненной колеснице… Архангел Михаил, предводит ель Небес-ного воинства с огненным мечом в руке… Небольшой, мало-известный, но при этом ставропиг иальный, то есть подчиняю-щийся непосредс твенно Патриарху монастырь… Монастырь без садов и огородов, начиненны й компьютер ами, как косми-ческий ЦУП… все очень странно. Но если вы действите льно те, за кого себя выдаете, а не…
Архимандр ит засмеялся .
Страница книги
Записан